Заключение договора по английскому праву

© Белых Д.Г., 2016

Знание правил заключения договора дает очень важную практическую способность – судить о том, заключен действительный договор или нет, правомерно ли заявлять требования из нарушения договора.

Определение договора. Действительный договор – это юридически обязательное соглашение, формируемое взаимным согласием сторон. Обязательность договора в теории объясняется согласованными мыслями («consenting minds»). Однако при споре оцениваются не истинные мысли сторон, а их выражение в письменной, устной или поведенческой форме.

Свобода договора. Право стремится обеспечить свободу договора, хотя есть исключения, когда вмешивается закон:

  • неравная переговорная сила сторон. Когда стороны достигают соглашения, у них почти всегда различная договорная сила. Некоторые договоры заключаются между экспертами и обычными потребителями. Но закон вмешивается только тогда, когда эксперты извлекают нечестное преимущество из своего положения – голого преобладания договорной позиции недостаточно;
  • договор присоединения («standard form contract»). Массовое производство рождает стандартные формы договоров. Потребители обычно лишены возможности торговаться. Например, при заключении договора газоснабжения потребитель не может эффективно влиять на условия договора, если это не крупный потребитель, к примеру завод;
  • защита потребителей. Потребность в защите потребителей увеличилась с ростом потребительства и усложнением потребительских товаров. Свобода договора в этой сфере ограничивается, например, Законом о нечестных договорных условиях 1977 года и Законом о правах потребителей 2015 года;
  • борьба форм («battle of the forms»). У каждой коммерческой фирмы часто есть стандартные существенные условия договоров. Это иногда рождает споры о том, стандартные условия какой из сторон должны применяться. Когда ответ не ясен, приходится прибегать к оценке фактических обстоятельств («factual matrix»). Например, в деле GHSP Inc v A B Electronic Ltd 2010 истец взыскивал убытки за поставку дефектного товара. Обе стороны в суде ссылались на свои стандартные условия. В стандартах ответчика указывалось на исключение ответственности за убытки/ущерб и на ограничение обязательств по ремонту. Суд решил, что фактические обстоятельства говорили об отсутствии акцепта на применение стандартных условий любой стороны. Поэтому был применены условия, подразумеваемые Законом о продаже товаров 1979 года;
  • электронный договор. Сформулированные столетия назад правила о форме договора и сроках отправки/ получения почтовых сообщений сохраняются по сей день. Данные правила столкнулись со сложностью применения в новых обстоятельствах (появление телекса, факса и интернета).

Недействительность договоров. Пороки договоров могут повлечь их ничтожность, оспоримость или необязательность:

  1. Ничтожные договоры («void contract») не являются договорами вообще. Стороны не связаны обязательствами, а переданная по ним собственность может быть возвращена иногда даже от третьих лиц.
  2. Оспоримые договоры («voidable contract») – это договоры, которые сторона может аннулировать. Собственность, переданная прежде аннулирования, обычно невозвратима от третьих лиц.
  3. Необязательный договор («unenforceable contract») является действительным и переданная по нему собственность невозвратима даже от стороны договора. Но если любой контрагент отказывается полностью или частично исполнить договор, вторая сторона не может заставить контрагента сделать это. Как правило договор необязателен при отсутствии доказательств его условий, например, при отсутствии письменных доказательств договора на недвижимость.

Базовые и прочие элементы договора. Действительность любого договора зависит от доказанного наличия трех базовых элементов договора, а также прочих факторов.

  1. Соглашение (= оферта + акцепт).
  2. Юридические намерения (намерение установить правоотношение).
  3. Плата («consideration/ value»).
  4. Прочие факторы.

Оферта

Обычно оно подтверждается офертой и акцептом. Оферта – это определенно выраженное обещание быть связанным определенными условиями. Она может быть адресована как отдельному лицу или группе лиц, так и всему миру.

Например, в деле Carlill v Carbolic Smoke Ball Co 1893 производитель запатентованного медикамента опубликовал рекламу, где ручался заплатить «вознаграждение 100 фунтов любому лицу, подхватившему грипп после использования ингалятора трижды в день в течение двух недель». Реклама добавляла, что 1000 фунтов были депонированы в банке «демонстрируя искренность в этом деле». Истец прочитала это объявление, купила ингалятор и использовала его как положено, но подхватила грипп и потребовала 100 фунтов вознаграждения. Производитель возражал, что оферта не указывала срока, а значит была неопределенной и не могла составить договор; также не был указан адресат оферты, она была адресована всему миру. Суд отверг эти доводы ответчика, найдя, что оферта не была неопределенной – ингалятор должен был защитить здоровье пользователя; также оферта была приемлема, так была схожа с делами об обещании награды. Но нужно оговориться, что это дело не вполне обычно и реклама в большинстве случаев не считается офертой как раз в связи с неопределенностью.

 Оферту нужно отличать от:

  •  Простой запрос/предоставление информации («request for information/ supply of information»).

Например, сообщение информации о минимальных ценах не формирует оферту, если иное прямо из него не следует. Так, в деле Harvey v Facey 1893 истец спросил ответчика о том, продаст ли он имущество. Ответчик указал минимальную цену и перестал дальше отвечать. Суд решил, что слова ответчика о минимальной цене не образуют оферту. Другой пример – если в ответ на оферту вы запрашиваете информацию, то это может быть простым уточнением приемлемости оферты, но не контрофертой. Так, в деле Stevenson v McLean 1880 ответчик предложил истцу купить железо. Истец поинтересовался, может ли ответчик растянуть поставку на два месяца, но не получил ответа. Тогда истец акцептовал первоначальную оферту. А ответчик уже продал товар третьему лицу. Суд решил, что договор был заключен, так как истец не аннулировал оферту контрофертой, а всего лишь осведомился о возможности изменить условия.

  • Заявление о намерениях («statement of intention»).

К примеру, объявление о проведении аукциона не является офертой о продаже. Потенциальные покупатели не могут преследовать аукциониста за отмену аукциона;

  • Приглашения к переговорам («invitation to treat»), в числе которых

* проспекты ценных бумаг;

* аукционы и конкурсы.

Объявление об аукционе является приглашением к переговорам, а офертой является аукционная заявка. Аукционист свободен акцептовать заявку или отклонить (исключение – аукционы без резерва, то есть без оговоренной минимальной цены). С конкурсами в целом тоже самое, оферта — это конкурсная заявка, но она может быть окончательной или открытой в зависимости от текста объявления о конкурсе. Открытой офертой («standing offer») считается конкурсная заявка, если объявление о конкурсе касается не разовой, а многократных закупок, то есть сказано, что покупатель может потребовать поставки. По открытой оферте покупатель не обязан сделать полную выборку поставок, зато поставщик тоже может досрочно разорвать оферту – заявки до этой даты отзыва оферты сохраняются;

* выставка товаров на продажу, например, в витрине магазина, на полках магазина самообслуживания, торговля на улице с лотка (сайте электронного магазина может содержать пояснение, что он аналогичен витрине магазина, следовательно, является приглашением к переговорам, а не офертой).

Например, в деле Fisher v Bell 1961 владельца магазина обвинили в предложении (оферте) на продажу опасного оружия путем размещения на витрине магазина ножа-финки. Но суд решил, что выставка предмета с ценником на витрине – это не оферта, а приглашение к переговорам. В ситуации, когда товар лежит на полках в магазине самообслуживания оферту делает покупатель в момент, когда приносит товар на кассу. Если бы выставление товара на прилавок было офертой, то покупатель, взяв этот товар, акцептовал бы оферту, а значит не смог бы вернуть товар на полку (такая аргументация приведена в деле Pharmaceutical Society of Great Britain v Boots Cash Chemists (Southern) 1952);

* реклама (включая предоставление прайс-листа).

Здесь рекламодатель желает подтолкнуть клиента сделать оферту. Например, в деле Partridge v Crittenden 1968 мистер Партридж разместил рекламу о продаже птиц семейства вьюрковых по 25 шиллингов за особь. К нему было предъявлено обвинение за предложение (оферту) на продажу вьюрковых в нарушение Закона о защите птиц 1954 года. Нижестоящий суд поддержал обвинение, однако апелляция решение отменила, указав, что обвинение не может вменять неправомерное «предложение (оферту) на продажу», так как реклама является приглашением к переговорам, а не предложением (офертой) на продажу. Но, несмотря на общее правил, выше отмечено, что в исключительных случаях реклама может быть истолкована как оферта.

 Прекращение оферты («termination of offer») – основания:

  • Отказ («rejection»).

Прямо выраженный отказ прекращает оферту. Контроферта, когда лицо, которому сделана оферта предлагает новые или измененные условия, также прекращает первоначальную оферту. Например, в деле Hyde v Wrench 1840 ответчик предложил истцу купить имущество за 1 тыс.фунтов. Через два дня истец сделал контроферту о покупке за 950 фунтов, которую ответчик отклонил (отказал). Тогда истец сообщил ответчику, что акцептует первоначальную оферту в 1 тыс.фунтов. Суд отказал в иске, отметив, что первичная оферта была прекращена контрофертой.

  • Контроферта («counter-offer»).

Акцептом считается только безоговорочное согласие с условиями оферты. Притворный акцепт, представляющий новые условия, — это не акцепт, а контроферта, уничтожающая предыдущую оферту. В случае контроферты первоначальный оферент может акцептовать ее, но в случае отказа первичная оферта больше не может быть акцептована. Например, в деле Butler Machine Tool Co v ExcellO Corp (England) 1979 истец предложил продать имущество ответчику. Оферта включала ссылку на стандартные условия. Ответчик написал, что «акцептует» оферту, но приложил собственные стандартные условия. Истец признал этот последний акцепт путем возврата отрывного корешка от заказа на покупку. Суд признал применимыми стандартные условия ответчика, поскольку притворный «акцепт» на самом деле был контрофертой, которую истец акцептовал, вернув отрывной корешок. Другой пример – дело Neale v Merrett 1930, где оферта о продаже земли за 280 фунтов была «акцептована», но на условиях оплаты 80 фунтов сразу, а остаток в рассрочку. Суд признал такой притворный акцепт контрофертой, поскольку он изменял способ платежа.

  • Истечение времени («lapse of time»).

Оферта может содержать условие об определенному сроке действия. В отсутствие такого условия, оферта действует в течение разумного срока. Например, в деле Ramsgate Victoria Hotel Co v Montefiore 1866 ответчик направил компании оферту о покупке акций и внес депозит в июне. А в ноябре компания для акцепта направила ему извещение о количестве выделенных акций («letter of allotment») и потребовала выплатить остаток средств. Ответчик утверждал, что его оферта истекла и не больше не могла быть акцептована. Суд решил, что оферта была действительной только в течение разумного срока, тогда как пять месяцев на ответ – это чересчур долго.

  • Отзыв оферты («revocation of an offer»).

Оферент может отозвать оферту в любое время до ее акцепта. И даже если в оферте написано, что она открыта для акцепта в течение определенного в ней срока, оферент все равно может отозвать ее в этот период. Иное должно быть прямо согласовано в самостоятельном договоре, называемом опционным договором («option contract»). Так, в деле Routledge v Grant 1828 ответчик направил оферту о покупке дома истца, действующее шесть недель. В течение этого срока он отозвал свою оферту. Суд постановил, что ответчик мог отозвать свою оферту в любое время до акцепта, даже если временной лимит не истек. Отзывом оферты может быть прямо-выраженное заявление либо действие оферента. Отзыв оферты не имеет силы до тех пор, пока он не сообщен адресату оферты. В связи с этим надо отметить две ключевые идеи:

* отправка письма об отзыве недостаточна для отзыва. Например, в деле Byrne v Van Tienhoven 1880 ответчик находился в Кардиффе, а истец в Нью-Йорке. Последовательность действий была следующей:

— 1 октября письмо с офертой отправлено из Кардиффа;

— 8 октября письмо с отзывом оферты направлено из Кардиффа;

— 11 октября письмо с офертой получено в Нью-Йорке и акцептовано направлением телеграммы;

— 15 октября письмо с акцептом отправлено в Нью-Йорке;

— 20 октября письмо с отзывом оферты получено в Нью-Йорке.

Суд решил, что письмо об отзыве не имело силы до 20 октября. Оно не могло отклонить оферту, акцептованную телеграммой 11 октября.

* отзыв может быть сообщен любым третьим лицом – достаточно надежным информатором. В деле Dickinson v Dodds 1876 ответчик 10 июня написал истцу оферту о продаже имущества со словами «эта оферта остается открытой до пятницы, 12 июня, 9.00 часов утра». 11 июня ответчик продал имущество лицу А (другому покупателю). Посредник между истцом и ответчиком проинформировал истца, что ответчик продал имущество кому-то другому. А 12 июня истец вручил ответчику акцепт. Согласно решению суда, ответчик был свободен в отзыве оферты, что и сделал путем продажи имущества третьему лицу. Истец не мог заявить акцепт после получения надежной информации об отзыве оферты. Вместе с тем, это дело должно восприниматься с осторожностью, поскольку можно утверждать, что только агент может отозвать оферту.

Ненаступление условия («failure of a condition»).

Оферта может быть под условием наступления какого-то события или изменения обстоятельств. Если условие не реализуется, тогда оферта не может быть акцептована. Так, в деле Financings Ltd v Stimson 1962 ответчик хотел купить автомобиль и 16 марта подписал у истца форму об аренде с правом выкупа. В этой форме было написано, что она становится обязательной только после подписания истцом. 20 марта ответчик вернул автомобиль из-за ее неудовлетворительного состояния. 24 марта машину украли из помещения дилера, и она была возвращена с сильными повреждениями. 25 марта истец подписал форму и подал на ответчика в суд иск о нарушении договора. Однако суд решил, что ответчик не был обязан принять машину. Его подпись на форме об аренде с правом выкупа образовала оферту, и она подразумевала условие о том, что автомобиль должен быть в надлежащем состоянии. Это условие оферты не было исполнено, что прекратило оферту.

Прекращение оферты смертью («termination by death»).

Смерть адресата оферты прекращает оферту. Смерть оферента тоже прекращает оферту, но есть исключение: оферта сохраняет силу, если адресат акцептовал ее, не зная о смерти, и при этом оферта не связана с личностью оферента. Например, в деле Bradbury v Morgan 1862 гарант предоставил оферту на свое поручительство за долги покупателя по оплате цены товара. Но гарант умер, а истец, не зная о его смерти, продолжал поставки товара. Тогда истец обратился с требованием по поручительству к исполнителям завещания гаранта. Суд решил, что оферта на поручительство была длящейся и истец ее акцептовал путем поставки товара после смерти оферента. Поэтому поручительство было оставлено в силе.

Акцепт

Акцепт должен прямо выражать безоговорочное согласие со всеми условиями оферты.

С момента акцепта договор вступает в силу. Это точка невозврата; после акцепта оферент не может отозвать свою оферту, и все стороны считаются связанными условиями, которые ими согласованы.

Акцепт должен быть сделан только управомоченным на это лицом. Обычно это адресат оферты или его уполномоченный агент. Например, в деле Powell v Lee 1908 было принято решение о назначении истца директором. Об этом его уведомил один из начальников, не имея на то полномочий. Позднее на должность директора назначили другое лицо. Суд решил, что истец не получил должность директора, так как об акцепте ему сообщил неуполномоченное лицо.

Акцепт может выражаться словами, действиями или выводиться из поведения. Например, в деле Brogden v Metropolitan Railway 1877 истец несколько лет поставлял уголь ответчику без какого-либо письменного договора. Затем он предложил ответчику оформить их отношения, и ответчик прислал проект договора для обдумывания. Истец прочитал проект, внес мелкие правки, заполнил пропуски и отправил его обратно ответчику. Ответчик не прислал акцепта, финальный текст договора не был подписан. Суд решил, что договор был заключен – акцептом было признано поведение сторон (фактическое следование условиям проекта договора).

Акцепт «если будет договор» («acceptance ‘subject to contract’»).

Означает, что адресат оферты расположен к ее условиям, но предлагает согласовать формальный договор. Никакая из сторон не связана обязательствами до момента подписания договора. Договоры о продаже земли в Англии обычно заключаются на условии «если будет договор».

Акцепт предварительного договора.

Нельзя путать акцепт «если будет договор» с акцептом предварительного договора, который стороны намерены заменить другим договором в последующем. Такой предварительный договор приобретает силу немедленно. Например, в деле Branca v Cobarro 1947 продавец согласился продать грибную ферму по договору, который был назван «временным договором пока не будет подписан полностью авторизованный договор». Суд решил, что словом «временный» стороны выразили намерение быть связанными обязательствами, пока по обоюдному согласию они не заменят этот договор другим.

Акцепт конкурсной заявки.

Объявление о конкурсе, как сказано раньше, — это приглашения к переговорам. Также уже было сказано, что конкурсы бывают двух типов: разовая закупка, например строительство новой больницы, либо многократная закупка, например ежедневная поставка овощей для ресторана. В первом случае разово акцептуется договор целиком, а во втором – заказчик многократно акцептует открытую оферту и каждый акцепт формирует отдельный договор. Например, в деле Great Northern Railways v Witham 1873 выиграл конкурс на поставку истцу запасов в течение 1 года. По условиям конкурса ответчик должен был поставлять количество товара согласно периодическим заказам истца. Суд решил, что ответчик нарушил договор так как заказ был акцептом, но он мог отозвать конкурсную заявку на будущее и не исполнять заказы после этого.

Акцепт может отсутствовать в следующих случаях:

  • Контроферта («counter-offer»).

О контроферте уже сказано выше.

  • Молчание.

Акцепт должно выражать действие. Например, в деле Felthouse v Bindley 1862 истец предложил купить у племянника лошадь, написав в оферте, что будет считать лошадь своей, если не получит ответ. Племянник хотел акцептовать дядину оферту, но не ответил. Он дал аукционисту указание не продавать лошадь, но тот по недоразумению продал ее третьему лицу. Тогда дядя подал иск на аукциониста, но суд ему отказал, потому что его оферта не была акцептована.

Другой хороший пример – товары (услуги), отгруженные лицу, которое их не заказывало, не являются акцептованными тем фактом, что получатель просто не вернул их отправителю. Такие товары (услуги) потребитель может расценить как непрошенный подарок согласно Закону о непрошенных товарах и услугах 1971 года.

  • Исполнение в ответ на письмах о намерениях («letters of intent»).

Письма о намерениях — это демонстрация одной стороной возможности заключить договор с другой. Скажем, строительный подрядчик, участвующий в конкурсе на крупный строительный договор, может нуждаться в специализированном субподрядчике для выполнения отельного аспекта работы. Тогда у субподрядчика будет запрошена предварительная оценка чтобы основной подрядчик мог финализировать свою конкурсную заявку. Обычно письма о намерениях излагаются так, чтобы исключить возникновение любых юридических обязательств. Но в некоторых случаях письма о намерениях могут включать формулировки с приглашением к началу предварительных работ. В последнем случае письма о намерениях порождают обязательства по оплате таких работ. Например, в деле British Steel Corpn v Cleveland Bridge and Engineering Co Ltd 1984 ответчик попросил истца изготовить узлы для сложной решетчатой конструкции и направил истцу письмо о намерениях, изложив свое намерение разместить заказ на своих стандартных условиях. Истец объявил, что не согласен на договор на таких условиях, но работы все же начал и в итоге закончил их и поставил полный комплект узлов. Затем они попытались взыскать стоимость этих узлов, на что ответчик предъявил встречный иск об убытках из-за просрочки. Суд решил, что договор касательно просрочки не был достигнут, поэтому нельзя взыскать за это убытки. Однако истец выполнил работу по запросу ответчика, а ответчик принял изготовленные узлы и, следовательно, истец имеет право на разумное вознаграждение.

  • Встречные оферты cross-offers»).

Не образуют акцепта две оферты, направленные сторонами друг другу. Например, если лицо А предлагает продать автомобиль лицу Б за 1 тыс.фунтов, и лицо Б предлагает купить этот автомобиль у лица А тоже за 1 тыс.фунтов, то договор не считается сформированным из-за отсутствия акцепта.

  • Односторонние договоры («unilateral contracts»).

Является ли акцептом неосознанное выполнение лицом условий оферты? Например, лицо А объявило награду за возврат потерянной вещи. Лицо Б вернуло эту вещь, не зная об обещании награды. Имеет ли лицо Б право на получение награды? Действия лица Б не образуют акцепта, так как это лицо не осознает, что вступает в договор. Если осознанный акцепт начал совершаться, то оферта одностороннего договора уже не может быть отозвана. Примером одностороннего договора является вышерассмотренное дело Carlill v Carbolic Smoke Ball Company 1893.

Момент акцепта

Акцепт обычно не имеет силы до момента извещения оферента, хотя есть исключения и оговорки:

  • «почтовое правило» («postal rule»). Оферент может прямо указать или подразумевать, что он ожидает акцепт в виде письма, отправленного почтой. В таком случае (если акцепт направляется почтой) договор вступает в силу с момента отправки письма, даже в случае его задержки или утраты на почте. Например, в деле Adams v Lindsell 1818 ответчик направил оферту письмом 2 сентября 1817 года, затребовав ответ «по почте». Оно было вручен истцу 5 сентября, и истец незамедлительно отправил акцепт письмом, которое было доставлено ответчику 9 сентября. Ответчик ждал акцепт до 7 сентября, решив, что отсутствие ответа в ожидаемый срок означало неакцепт и продал товар третьему лицу 8 сентября. Суд решил, что акцепт был сделан «по почте» (без временных ограничений) и вступил в силу в дату отправки, то есть 5 сентября. Намерение отправлять сообщения по почте могут выводиться из обстоятельств. Например, в деле Household Fire and Carriage Accident Insurance Co v Grant 1879 ответчик вручил заявку на акции агенту истца в Swansea для пересылки в офис компании в Лондоне. Компания в ответ направила акцепт, который затерялся на почте и был доставлен. Потом истец потребовал выплаты причитающейся суммы по акциям. Суд решил, что ответчик должен заплатить. Договор был заключен в момент отправки акцепта вне зависимости от факта его утраты.

По почтовому правилу оферент может оказаться в неведении о факте заключения договора. Если это явно противоречит природе договора, акцепт приобретает силу только в момент вручения. В том числе, если оферта предписывает определенный тип связи, то почтовое правило не может применяться. В деле Holwell Securities v Hughes 1974 ответчик выдал истцу опцион на покупку земли, исполнимый «путем извещения в письменной форме». Такое извещение затерялось на почте. Суд решил, что слова «извещение в письменной форме» означает извещение, реально полученное продавцом. Поэтому потерявшееся извещение не сформировало акцепт.

В теории указывается, что акцепт, пересылаемый по имейл, также подлежит почтовому правилу;

  • оферент может отказаться от извещения («waiver of communication»). Такой отказ может быть выражен прямо либо вытекать из обстоятельств. В упомянутом деле про рекламу ингалятора (Carlill v Carbolic Smoke Ball Co 1893) было решено, что истцу было достаточно действовать, основываясь на оферте, без необходимости извещения об акцепте. Это пример одностороннего договора, где офертой является обещание заплатить деньги в обмен на поступок;
  • предписанный способ связи («prescribed mode of communication»). Оферент может запросить извещение об акцепте конкретным способом. В этом случае обычно могут использоваться и аналогичные по скорости способы извещения, например, факс аналогичен электронной почте. Чтобы исключить эту альтернативность надо очень тщательно подбирать формулировки условия. Например, в деле Yates Building Co v R J Pulleyn & Sons (York) 1975 оферта содержала предписание известить об акцепте заказным письмом. Но адресат выслал акцепт простым письмом. Суд признал такой акцепт приемлемым, так как оферент не испытал никаких неудобств и не указал в оферте, что другие способы извещения об акцепте не допускаются;
  • непредписанный способ связи. Адресат оферты может использовать любой способ информирования об акцепте, но должен гарантировать читаемость сообщения при электронных способах коммуникаций. Например, в деле Entores v Miles Far Eastern Corporation 1955 истец отправил оферту телексом в Амстердам агенту ответчика, а тот в ответ прислал акцепт тоже телексом. Суд решил, что акцепт получил силу, когда сообщение телекса распечаталось в пункте истца в Лондоне.

Обеспечительные договоры («collateral contract»)

Обеспечительные договоры рассматриваются в завершении секции Обязательственное право, так как они являются аномалией – в них нет важнейшего базового элемента договора – ни оферта, ни акцепт здесь не формализованы.

Обеспечительный договор – это договор без формальных оферты и акцепта, встречную стоимость по которому составляет другой договор.

Например, при наличии двух самостоятельных договоров (один между А и Б, другой между А и В) на условиях скоординированного взаимодействия Б и В, может быть признано наличие договора между Б и В. То есть между Б и В есть договор несмотря на отсутствие формальностей оферты и акцепта.

Например, в деле Shanklin Pier Ltd v Detel Products Ltd 1951 лицо А заключило с лицом Б договор о работах по окраске причала. Также лицо А заключило с лицом В договор на покупку определенной краски для этих работ. Между лицами Б и В не было формального договора, но лицо В заверило лицо Б, что указанная краска будет долго служить при окраске его причала. На самом деле краска оказалась неподходящей и лицо Б предъявило к лицу В иск о нарушении договоренности. Лицо возразило, что никакого договора не было. Суд решил, что договор между лицами Б и В все таки есть, а платой лица Б в пользу лица В по этому договору является договор между А и Б, предусматривавший использование только определенной краски у лица В.

Плата («consideration/ value»)

Главный принцип, который следует помнить – плата должна быть достаточной, но не обязательно адекватной.

В деле Currie v Misa 1875 было указано, что ценная плата по смыслу закона может заключаться в некотором праве, в интересе, в прибыли или в выгоде, извлекаемых одной стороной, в воздержании от действия, во вреде, в убытках или в ответственности, испытываемых или принимаемых другой стороной.

Можно перефразировать, что одна сторона осознанно покупает обещания другой стороны либо выполнением некоторого действия, либо обещанием со своей стороны.

Плата должна отвечать следующим условиям чтобы считаться действительной:

  1. По общему правилу плата не может быть просроченной («past»). Она должна быть настоящей («executed») или будущей («executory»).

Настоящая плата — это действие в обмен на обещание. Вышерассмотренное дело Carlill v Carbolic Smoke Ball Company 1883 иллюстрирует предоставленную плату в форме перенесенного вреда при использовании ингалятора.

Будущая плата — это обещание в обмен на обещание. Например, если покупатель заказывает в магазине товары, которые магазин закупает у производителя, то магазин обещает поставить эти товары, а покупатель обещает принять и оплатить их. Никаких действий никто из них не предпринимал, но каждый дал обещание. Отказ от обещаний будет считаться нарушением договора, если с таким отказом не согласилась другая сторона.

Просроченная плата – это плата, внесенная раньше обещания. Например, в деле Re McArdle 1951 женщина внесла в чужой дом улучшения и только после этого подписала бумаги о том, что собственники дома готовы оплатить некоторые улучшения. Но они отказались оплатить улучшения. Суд их поддержал так как плата (обещание оплатить улучшения) была просроченной. В другом примере (дело Roscorla v Thomas 1842) истец согласился купить лошадь у ответчика за оговоренную цену. После того, как переговоры уже были завершены и договор подписан, ответчик заявил истцу, что лошадь здоровая и без пороков. Но у лошади оказались пороки, и истец потребовал исполнения гарантийных обязательств. Суд отказал в иске, поскольку явное обещание было сделано после договора и не было подкреплено новой платой.

Исключения, когда просроченная плата признается действительной:

1.1. Своевременное обещание подразумевалось обстоятельствами, например, заказ услуг подразумевает обещание оплатить их. Но обе стороны должны подразумевать при переговорах, что услуги должны быть оплачены. Так, в деле Re Casey’s Patents 1892 лица А и Б (совместные владельцы патентных прав) попросили своего сотрудника в порядке дополнительной работы найти лицензиатов, желающих использовать эти патентные права. После того как сотрудник оказал собственникам эту услугу, они согласились оплатить ее 1/3 патентных прав. Но А умер и исполнитель его завещания отрицал обязательность обещания. Суд однако решил, что обещание А и Б является обязательным, так как оно изначально (до оказания услуг) подразумевало «разумное вознаграждение».

1.2. После 6 лет (иногда 12 лет) право взыскать долг лишается принудительного исполнения согласно Закону об исковой давности 1980 года. Если после этого срока должник письменно признает кредиторскую задолженность, то долг снова становится принудительно исполнимым.

1.3. Просроченная плата достаточна чтобы породить обязательства по переводному векселю (аналогично чеку) согласно Закону о переводных векселях 1882 года.

  1. Плата должна быть достаточной, но может быть НЕадекватной.

НЕадекватность – это сравнительное неравенство встречных предоставлений. Плата может быть НЕадекватной, и закон не защищает тех, кто совершил плохую сделку. Это объясняется презумпцией, что каждая сторона способна сама определять собственные интересы. В деле Thomas v Thomas 1842 муж истицы в завещании выразил волю чтобы она пользовалась его домом в течение ее жизни. Ответчик (исполнитель завещания) позволил вдове занимать дом согласно воле мужа, при условии оплаты аренды размером 1 фунт ежегодно. Но потом ответчик начал утверждать, что его обещание позволить ей занимать дом не подкреплено платой. Суд решил, что воля мужа сама по себе не была обеспечена никакой экономической платой, но последующее условие о номинальной аренде было достаточной платой. Достаточность означает, что плата должна быть распознаваемой. Право требует лишь наличие формального элемента сделки, не обязательно чтобы сделка была хорошей. Например, в деле Chappell & Co v Nestle Co 1960 в ходе промо-акции ответчик предложил музыкальную запись любому, кто отправит почтовым переводом 1 фунт 6 пенсов и три обертки от 6-пенсовых шоколадок, изготовленных ими. Но истцы были правообладателями авторских прав на звукозапись и обратились с иском о нарушении этих прав. В последовавшем споре об авторском вознаграждении спорным вопросом стало то, являются ли шоколадные обертки (выбрасывались по получении) платой за музыкальную запись. Ответчик предложил выплатить авторское вознаграждение в размере 1 фунт 6 пенсов за каждую запись, но истец отказался, утверждая, что шоколадные обертки были дополнительной частью встречного предоставления. Суд согласился с истцом, что обертки имеют для ответчика коммерческую ценность.

Воздержание от действия, как было указано, тоже может формировать достаточную плату. Так, в деле Horton v Horton 1961 по подтвержденному договору («deed») о раздельном проживании ответчик (муж) согласился выплачивать истцу (жене) 30 фунтов в месяц. 9 месяцев он выплачивал 30 фунтов «грязными», налоги с них приходилось жене приходилось удерживать за свой счет. Потом он подписал обычное соглашение (не «deed»), уточняющее, что 30 фунтов выплачиваются «чистыми» после всех налоговых удержаний. Это соглашение он исполнял три года, но потом заявил, что в нем отсутствует встречная плата. Суд не согласился с мужем, решив, что встречной платой является воздержание жены от заявления иска о корректировке первоначального подтвержденного договора (жена могла, но не стала требовать rectification, то есть не стала подавать иск в канцлерский суд по праву справедливости о корректировке согласно подлинным намерениям соглашения, в котором стороны взаимно ошиблись).

Исполнение обязанности, установленной законом или договором, не образует плату. Исключения:

  1. Если обязанность ПЕРЕвыполняется, то такое перевыполнение требует встречной платы. Касательно перевыполнения законной обязанности в пример приводят следующие дела:

Collins v Godefroy 1831, где ответчик пообещал заплатить истцу 6 гиней, если тот явится по судебной повестке для дачи свидетельских показаний. Однако суд решил, что это обещание не было подкреплено платой, поскольку истец и так должен был по закону явиться в суд по повестке;

Glasbrook Bros v Glamorgan CC 1925, где владельцы шахты не просто вызвали полицию для разового разгона стачки, а попросили ее за вознаграждение оставаться непрерывно для охраны. Позднее они отказались платить, заявив, что полиция просто выполняла свой публичный долг по поддержанию порядка, не предоставив владельцам шахты никакой встречной платы. Но суд поддержал полицию, согласившись, что публичный долг был перевыполнен из-за владельцев шахты, и это образовало плату. Даже если ответчик прямо не просит усиленной полицейской охраны, но его выбор влечет такую необходимость, то ответчик должен оплатить такое перевыполнение. Например, из-за организации ответчиком спортивного матча именно в субботу создаются повышенные риски большого скопления людей и беспорядков. Поэтому такой организатор должен оплатить перевыполнение полицией публичного долга (дело Harris v Sheffield United FC Ltd 1988).

Касательно перевыполнения договорной обязанности в пример приводятся дела:

Stilk v Myrick 1809, где два члена корабельной команды дезертировали в зарубежном порту. Хозяин корабля не смог найти им замену и пообещал оставшимся членам команды разделить между ними заработок дезертиров, если те завершат рейс в условиях нехватки рабочих рук. Но по завершении рейса владелец корабля отказался платить. И суд поддержал его, сославшись на то, что обещание ПЕРЕплаты не было подкреплено встречной платой.

Hartley v Ponsonby 1857, в котором дезертировали 17 членов команды из 36. Оставшимся членам пообещали переплату в 40 фунтов. Суд удовлетворил требование члена команды о выплате этих денег, решив, что большое число дезертиров повлекло высокую рискованность рейса. Этот факт освобождал членов команды от первоначальных обязательств. Поэтому обещание истцов продолжить рейс сформировало встречную плату за обещание судовладельца переплатить 40 фунтов.

Williams v Roffey Bros & Nicholls (Contractors) Ltd 1990, в котором ответчик нанял истца (субподрядчика) для отделки пола ковровым покрытием. Когда работы затянулись и ответчику угрожали штрафные санкции от заказчика, он пообещал истцу ПЕРЕплату в 10 тыс. 300 фунтов. Но потом он отказался от своего обещания, заявив, что обещание не было подкреплено встречной платой. Суд, однако, поддержал истца. Он решил, что стороны извлекли практическую выгоду из обещания переплаты, ответчик избежал штрафных санкций от заказчика. При этом ответчик добровольно дал обещание. Нужно оговориться, что практическая выгода как встречное предоставление должна быть достаточной. Например, в деле Re Selectmove 1994, где компания с долгами, подлежащая ликвидации, предложила налоговому инспектору выплатить долг в рассрочку. Инспектор разрешил рассрочку, но потом передумал. Суд решил, что, хотя рассрочка и имеет обоюдную практическую выгоду, но ее объем недостаточен.

  1. Если обязанность выполняется в пользу третьего лица. В деле Shadwell v Shadwell 1860 истец был помолвлен. Его дядя пообещал, что за исполнение помолвки и выполнение обязанности вступить в брак, истец-племянник будет получать 150 фунтов ежегодно. Племянник женился, и несколько лет дядя платил обещанную сумму. Когда дядя умер, истец потребовал оставшегося долга от исполнителя завещания. Тот отказал, сославшись на недостаток встречной платы. Суд поддержал истца, указав, что тот предоставил дяде достаточное встречное предоставление.

Отказ от прав («waiver») должен быть подкреплен достаточной платой. В деле Foakes v Beer 1884 лицо А должно было выплатить лицу Б присужденную судом сумму с процентами, начисляемыми с даты судебного решения. Лицо А предложило выплатить долг в рассрочку. Лицо Б согласилось, а когда получило всю сумму долга, то потребовало еще и проценты. Суд подтвердил, что лицо А не предоставило никакой встречной платы лицу Б за отказ от процентов.

НЕобратимость отказа от прав («promissory estoppel»). Иногда даже бесплатный отказ от прав (waiver) необратим. Для этого waiver должен быть добровольным, и отказополучатель должен рассчитывать на этот waiver в своих действиях. Из-за бесплатности необратимость отказа от прав – это «щит, а не меч», то есть promissory estoppel может быть только возражением на иск, но не иском.

Данное исключение из правила об обязательности встречной платы было впервые сформулировано в деле Central London Property Trust v High Trees House 1947. В этом деле в 1939 году истец сдал ответчику в аренду часть квартир в доме за 2500 фунтов в год. Остальные квартиры пустовали, так как найти квартиросъемщика в военное время было сложно. Поэтому в 1940 году истец письменно согласился на снижение арендной платы в два раза. За этот отказ от прав истец не получил от ответчика никакой встречной платы. Пониженная аренда платилась на протяжении 1940-1945 годов. Рассчитывая на пониженную плату, квартиросъемщик сдавал квартиры в субаренду. В 1945 году все пустующие квартиры были сданы. И тогда собственник потребовал полную сумму (2500 фунтов) как за прошедший период 1940-1945 годов, так и на будущее. Суд решил, что на период военного времени 1940-1945 годов был достигнут обязательный договор о снижении арендной платы в два раза. Однако на будущее (после 1945 года) суд согласился, что размер платы возвращается к первоначально согласованной цене 2500 фунтов.

В другом деле D and C Builders v Rees 1966 ответчик был должен 482 фунта истцу, испытывающему серьезные финансовые сложности. Истец неохотно отказался от прав на часть долга и получил только 300 фунтов. Позднее истец потребовал оставшиеся 182 фунта, от которых отказался. Суд поддержал это требование, так как необратимость отказа от прав применяется лишь тогда, когда отказ от прав полностью доброволен. А ответчик знал о финансовых трудностях истца и эксплуатировал эти трудности.

  1. Плату должно внести лицо, получившее обещание («privity of contract»). Это правовой принцип (максима), существенное влияние на который оказал Закон о договорах (правах третьих лиц) 1999 года. Поскольку плата является ценой за обещание, эта цена должна уплачиваться тем лицом, которое требует исполнения этого обещания. Например, если Б платит лицу А за обещание что-либо сделать в пользу третьего лица В, тогда это третье лицо В по общему правилу не имеет права требования к лицу А, поскольку третье лицо В ничего не платило А за обещание.

В деле Tweddle v Atkinson 1861 по случаю свадьбы отцы жениха и невесты договорились, что заплатят жениху. Отец невесты умер, не исполнив обещание. Тогда жених подал иск о взыскании с исполнителя завещания обещанной суммы. Суд отказал жениху, так как он не предоставил отцу невесты никакой платы за обещание.

В описанном деле каждый из отцов мог обратиться с иском друг к другу, а жених не мог. Правило о том, что плату должно внести лицо, получившее обещание, пересекается с правилом о том, что только сторона договора может требовать его исполнения. Никто не может быть управомочен или обязан условиями договора, стороной которого не является.

Приватность договоров означает, что по общему правилу только сторона договора имеет права и обязанности по нему. Третьи лица не имеют исковых прав кроме как в исключительных случаях.

Основным делом о приватности договоров является дело Dunlop v Selfridge 1915. Истец (фирма Dunlop) поставляла шины дистрибьютору (фирме Dew & Co), который дальше продавал эти шины оптом перекупщикам. Договор между истцом и дистрибьютором содержал условие о минимальной розничной цене. Такое же условие дистрибьютор был обязан включать в договоры со своими перекупщиками. Один из таких перекупщиков (фирма Selfridge) в нарушение договора продал шины ниже рыночной цены. Тогда истец в суде потребовал от него выплатить заранее определенные убытки – 5 фунтов за каждую шину. Суд отказал в иске, решив, что истец не вправе требовать убытков по договору (между Dew & Co и Selfridge), стороной которого он не является.

Сторона договора, которая налагает на контрагента обязательства в пользу третьего лица, обычно вправе привести их в исполнение. Однако эта сторона не может требовать взыскания убытков в пользу такого третьего лица – она может взыскать только свои убытки. В этом случае могут быть доступны иные средства правовой защиты.

Исключения из принципа приватности договоров:

— если третье лицо является представителем, то оно может потребовать исполнения договора в данном качестве. В деле Beswick v Beswick 1968 дядя передал племяннику бизнес за встречную плату в виде пенсии около 6 фунтов в неделю, а после смерти — в виде еженедельного пособия его вдове. Такое пособие вдове было выплачено лишь единожды. Тогда вдова подала иск о выдаче приказа об исполнении обязательства в натуре. Иск был подан вдовой как от собственного имени, так и в интересах ее покойного мужа (в качестве управляющего имуществом покойного). Суд поддержал иск от вдовы-управляющего, а вот иск от ее собственного имени потерпел неудачу. Напомню, что в данном деле судьи Апелляционного суда попытались отступить от фундаментального принципа приватности договоров, но были поправлены вышестоящим судом;

— обеспечительные договоры. Мы уже рассмотрели раньше дело Shanklin Pier Ltd v Detel Products Ltd 1951;

— если права правомерно уступлены третьему лицу. Выгода из договора может быть уступлена первоначальной стороной третьему лицу, если совершена в письменной форме и согласована с другой стороной;

— если третье лицо понесло предвидимые убытки. Так, в деле Linden Gardens Trust Ltd v Lenesta Sludge Disposals Ltd 1994 истец заключил договор подряда относительно своего имущества. Подрядчик знал о высокой вероятности отчуждения этого имущества третьему лицу и небрежно выполнял работы. После отчуждения имущества стало очевидно, что недостатки работ дают основания для иска. Но покупатель имущества не был стороной договора подряда и не мог заявить такой иск из-за принципа приватности договоров, а продавец имущества не понес убытков. Тогда этот иск был заявлен стороной договора – продавцом имущества, но от лица покупателя. Суд удовлетворил иск, поскольку убытки были предвидимыми обеими сторонами договора подряда;

— если третье лицо считается бенефициаром законного траста. В деле Gregory and Parker v Williams 1817 лицо А было должно деньги в пользу Б и В. Для погашения долга он передал имущество лицу В под обещание, что тот выплатит долг истца перед Б. Но В нарушил это обещание. Суд решил, что Б является бенефициаром и правомочен вместе с Б подать иск против В;

— если третье лицо приобретает права требования вследствие агентского договора. Агент обычно уведомляет третье лицо, что действует от лица принципала. Договор действует между третьим лицом и принципалом;

— ковенанты. В деле Tulk v Moxhay 1848 истец владел несколькими земельными участками и продал один из них на условии (ковенанте), что покупатель ничего не будет строить, а сохранит участок в исходном состоянии. Потом участок был перепродан третьему лицу, которое знало о ковенанте, но предполагало строительство на участке. Тогда истец обратился в суд с требованием вынести запретительный приказ. Суд удовлетворил данное требование;

— если исключения из приватности договоров установлены законом, например, в отношении исков третьих лиц против страховых компаний (Закон о дорожном движении 1972 года, Закон о собственности замужней женщины 1882 года).

Отдельного внимания заслуживает исключение, установленное Законом о договорах (правах третьих лиц) 1999 года. Этот закон ввел двойной тест возможности третьих лиц требовать принудительного исполнения договоров: (1) содержится ли в договоре условие о правах третьих лиц; (2) если такое условие содержится, то входит ли в содержание такого права возможность требовать принудительного исполнения договора. Третье лицо должно быть описано в договоре путем указания имени, категории или описания. Оно может отсутствовать на момент подписания договора (например, не рожденный ребенок или будущий супруг). Закон защищает третьих лиц от внесения изменений в договор без их согласия. Также Закон защищает должника от двойной ответственности – если кредитору уже присуждены убытки, то на эту сумму уменьшаются права третьего лица. Закон не распространяется на трудовые договоры и уставы компаний. Поэтому, например, клиент мастерской не вправе предъявлять требования из трудового договора к работнику этой мастерской.

  1. Плата должна быть законной.
  2. Плата должна быть реальной. Согласие на невозможную плату не формирует договор.

Юридические намерения.

При отсутствии прямой формулировки о намерении установить правоотношение суды применяют следующие опровержимые презумпции:

— социальные, свойские и семейные договоренности обычно не направлены на установление правоотношения;

— предпринимательские соглашения обычно подразумеваются юридически обязательными.

Опровергать эти презумпции должно лицо, пытающееся избежать ответственности.

Свойские договоренности:

  1. Супружеские отношения не означают, что муж и жена не могут заключить договор. Например, в деле Merritt v Merritt 1970 муж ушел из дома, которым владел совместно с женой, к другой женщине. После этого жена встретилась с мужем, и они договорились, что муж будет платить ей 40 фунтов с месяц, из которых она будет выплачивать ипотеку, а после выплаты ипотеки муж перепишет дом на ее имя. Эти условия были подтверждены распиской. Жена выплатила ипотеку, но муж отказался переписать дом на нее. Суд поддержал жену, решив, что обстоятельства дела свидетельствуют о намерении установить правоотношение. Напротив, в деле Balfour v Balfour 1919 суд решил, что намерения установить правоотношения не было, поскольку договоренность не была формализована, а супружеские отношения еще не прервались.

Обычно, когда супружеская договоренность касается собственности, суды с большим желанием отступают от презумпции отсутствия юридических намерений.

  1. Юридические намерения могут проверяться и в других родственных договоренностях. В деле Jones v Padavatton 1969 истица хотела, чтобы ее дочь поехала учиться на юриста в Англию и предложила оплатить ей проживание. Дочь выполнила это пожелание в 1962 году. В 1964 году истица купила дом в Лондоне, часть которого заняла дочь, а другую часть дома сдавалась, арендная плата собиралась дочерью. В 1967 году мать и дочь повздорили, и истица истребовала владение домом. Дочь в ответ потребовала обещанной оплаты проживания. Суд решил, что в этом деле две договоренности (по оплате проживания в обмен на обещание учиться и по сбору ренты с арендаторов), однако обе эти договоренности не имели юридических намерений.
  2. Свойскими признаются договоренности даже между не родственниками, если между ними есть тесные отношения. Такие договоренности могут быть признаны юридически обязательными (например, дело Simpkins v Pays 1955).
  3. Коммерческие договоренности предполагаются юридически обязательными, кроме случаев, когда необязательность прямо оформлена сторонами или это следует из обстоятельств.

В деле Rose and Frank v Crompton 1923 предпринимательский дистрибьюторский договор содержал пункт о том, что оно не подлежит юрисдикции стран. Без уведомления ответчик отказался от этого договора и отказался отправить товары истцу, хотя первоначально принял заказ товара. Суд решил, что дистрибьюторский договор не был юридически обязательным, но акцептованные заказы товара формировали самостоятельный договор. Соответственно, убытки были взысканы за неисполнение указанных заказов.

В деле Edwards v Skyways Ltd 1964 ответчику не удалось убедить суд и опровергнуть презумпцию юридических намерений, несмотря на наличие фразы «ex gratia» (добровольно) применительно к платежу.

С другой стороны, использование в переговорах фразы «если будет договор» («subject to contract») формирует презумпцию, что юридические намерения отсутствуют. Однако эта презумпция обладает некоторой гибкостью в зависимости от ситуации. Так, в деле RTS Flexible Systems Ltd v Molkerei Alois Muller GmbH 2010 стороны подписали письмо о намерениях с проектом договора подряда на условиях модели MF/1 «если будет договор». Подрядчик начал выполнять работы по установке линий оборудования, а заказчик оплачивал работы. Одновременно стороны вели переговоры о правках модели MF/1, но так и не успели оформить финальный договор ни к моменту истечения срока письма о намерениях, ни вообще. Одна из установленных линий оборудования не работала, и начался судебный спор. Верховный суд решил, что нереально предполагать, что крупные работы могли начаться в отсутствие договора по основным условиям. Соответственно, стороны реализовали юридические намерения и достигли договора частично (по основным условиям) – не согласованные приложения к договору, включая модель MF/1, были признаны юридически необязательными.

Необязательные в силу закона договоренности. Закон может предусматривать, что некоторые договоренности не являются обязательными. Например, такие положения содержит Закон о профсоюзах и трудовых отношениях 1992 года.

Комфортные письма («letters of comfort»). Многие годы холдинговые компании выдают кредиторам дочерних компаний комфортные письма, внушающие меньше тревожиться о способности такой дочерней компании выплачивать долги. Но до сих пор такие письма всегда признавались юридически необязательными. Так, в деле Kleinwort Benson Ltd v Malaysia Mining Corp Bhd 1989 банк предоставил заем дочерней компании ответчика. Ответчик предоставил письмо, утверждающее, что политика ответчика гарантирует, что их бизнес всегда стоит на позиции исполнения своих обязательств перед истцом. Но дочерняя компания объявила о ликвидации, и банк потребовал непогашенную задолженность с холдинговой компании. Суд решил, что комфортное письмо указывало на существующую политику, но не обещало, что эта политика сохранится в будущем. Обе стороны хорошо осознавали, что в бизнесе комфортные письма накладывают только моральные, но не юридические обязательства, а это означает отсутствие юридических намерений.

Соглашение чести («binding in honour only»). Если стороны указывают, что соглашение является соглашением чести, то это прямо означает отсутствие юридических намерений. В деле Jones v Vernons Pools 1938 истец предъявил ответчику к платежу купон ставки, поскольку правильно предсказал исход матча. Ответчик возражал, что на купоне было написано, что он не порождает никаких юридических обязательств, а является исключительно соглашением чести. Суд поддержал ответчика в связи с отсутствием юридических намерений.

Прочие факторы действительности договора:

 Дееспособность («capacity»).

У некоторых лиц способность заключать договоры ограниченна. Малолетние («minors») не могут заключать договоры займа или купли-продажи товаров, кроме товаров необходимых для существования («necessities»). Недееспособные или опьяненные могут избежать договорных обязательств, если докажут, что не понимали характер своих действий, а другая сторона должна была знать об их расстройствах. Но они все равно должны заплатить разумную цену за полученный товар;

Истинное согласие.

Ошибка или введение в заблуждение, допущенные стороной, могут опорочить договор. Кроме того, стороны могут быть вынуждены к заключению договора путем неправомерного влияния («undue influence») или насилия/ угроз («duress»);

Законность.

Суды не приведут в исполнение договор, признаваемый незаконным или противоречащим публичному порядку.

Форма.

По общему правилу договоры могут быть заключены в любой форме. Но в некоторых случаях должна соблюдаться письменная форма:

* специальный подтвержденный договор («contract by deed/ specialty contract»). Такой договор должен быть прямо назван «deed». Он должен быть подписан как единый документ с каждой стороны двумя подписями (альтернативно — содержать печать компании). Он также должен быть подтвержден («delivered as a deed») — подтверждением являются слова или поведение, доказывающие намерение лица быть обязанным специальным договором, например, пункт этого договора, что он считается подтвержденным в день подписания. В форме подтвержденного договора должны заключаться договоры аренды на срок более 3 лет, передачи права собственности на землю (включая ипотеку), а также обязательства без платы, например, ковенанты. Обычно оформляются как подтвержденный договор также доверенности и обеспечительные сделки;

* договор в простой письменной форме за подписью сторон(ы) («under hand/ simple contracts»): договоры передачи акций, (ограниченных) вещных прав на землю, векселя, чеки, потребительские кредиты;

* устный договор, подтвержденный письменными доказательствами. Например, договор поручительства может быть заключен устно, но не будет исполнен, если не подтвержден письменными доказательствами.

Электронная форма. Проблемные вопросы с традиционными правилами оформления договоров обусловлены происходящими быстрыми техническими переменами. Среди таких вопросов следующие:

— соблюдена ли письменная форма? Чтобы ответить на этот вопрос нужно указать, зачем вообще существует требование о письменной форме: (1) письменная форма дает максимально достижимую точность при доказывании условий договора; (2) соблюдение формальностей вынуждает стороны подумать дважды перед заключением договора. Представляется, что электронные договоры выполняют эти задачи, а значит можно считать, что письменная форма при заключении электронного договора соблюдена. Вместе с тем, это рождает риски в случае полной автоматизации сделок, например, IT программа может выставить счет за продаваемый онлайн товар в размере 1.29 фунтов вместо 129 фунтов;

—  подписан ли простой электронный договор? В 2000 году в Великобритании было принято законодательство, легализовавшее понятие «электронной подписи» наравне с традиционной подписью (в секции 7(2) Закона об электронных коммуникациях 2000 года указано, что под электронной подписью понимается что-либо в электронной форме, если оно логически связано с электронным сообщением и создается подписантом для цели подписания). Но данный вопрос требует дополнительного уточнения, если подписанные электронной подписью договоры требуется подавать в публичные органы, например, для регистрации перехода прав;

— подписан ли специальный подтвержденный электронный договор (deed)? Вопреки теоретической возможности, практика обычно стремится к традиционному способу подписания подобных договоров.

Содержание.

Обычно стороны могут сами выбирать условия договора. Некоторые условия, которые стороны прямо не прописали могут включаться как подразумеваемые. А прямо прописанные условия могут быть блокированы императивными нормами закона. Подробнее про содержание договоров будет сказано далее.

Реклама
%d такие блоггеры, как: