Содержание договора по английскому праву

© Белых Д.Г., 2016

Содержание договоров складывается из пунктов разного вида. Нужно четко отличать прописанные положения от заверений. Следует понимать суть подразумеваемых положений, а также определять какие из положений являются условиями или гарантиями. Необходимо также уметь оценивать пункты об ограничении ответственности.

Данные знания дают возможность судить о том, нарушены ли положения договора и ответственности за такие нарушения.

Положения договоров («contract terms») и заверения («representations»)

Отличать положения договоров от заверений важно из-за различных последствий нарушения положений договоров и недостоверности заверений.

Заверение – это стимул к заключению договора, но не его положение.

Требования из нарушений договоров доступны только если заверения были оформлены в качестве положений договоров. Если это не сделано, то потерпевшему доступно только требование из недостоверности заверений (менее значительно, чем требование из нарушений договоров).

Для разграничения положений и заверений суд оценивает дата и важность пункта договора. Так, в деле Bannerman v White 1861 в ходе переговоров о продаже хмеля покупатель подчеркнул, что ему крайне важно чтобы хмель не был обработан двуокисью серы, добавив, что если хмель был обработан, то он не стал бы даже спрашивать цену. Продавец на это ответил прямо, что сера не использовалась. Однако потом выяснилось, что ответ продавца был частично недостоверным (меньше 2% хмеля все-таки было обработано серой). Тогда покупатель отказался платить. Суд поддержал покупателя, решив, что соответствующий пункт договора является не простым заверением, а положением договора. В другом деле (Routledge v McKay 1954) при обсуждении продажи мотоцикла продавец заверил покупателя, что мотоцикл выпущен в 1942 году. Такая информация содержалась в свидетельстве о регистрации мотоцикла. Через неделю после этого обсуждения стороны оформили письменный договор. В нем ничего не было сказано про год выпуска и не было упомянуто, что это имеет крайне важное значение. Оказалось, что мотоцикл 1930 года. Тогда покупатель потребовал возмещения убытков, но суд отказал в иске, сославшись на то, что заверение было сделано ранее даты договора.

Если заверение сделано профессионалом, то оно с большей вероятностью будет признано положением договора. В деле Dick Bentley Productions v Arnold Smith Motors 1965 ответчик продал автомобиль, заявив истцу, что пробег машины 20,000 миль с момента ремонта мотора и коробки передач. В реальности пробег был 100,000 миль, а машина находилась в неудовлетворительном состоянии. Суд признал заявление продавца машины положением договора, за нарушение которого положено взыскание убытков. Противоположное решение было в деле Oscar Chess v Williams 1957, где ответчик был обычным потребителем без специальных познаний. Продавая автомобиль, он не знал, что предыдущий владелец подправил дату производства на более современную.

Прямые/ косвенные положения («express/ implied terms»)

По общему принципу свободы договора стороны могут включать в договор любые положения. Такие включенные в договор положения являются прямыми. Но правовые предписания или обычаи могут косвенно дополнять или заменять положения договора.

Прямые положения. При анализе договора суды смотрят, прежде всего, на прямо согласованные сторонами положения.

Положения договора должны с достаточной полнотой описывать сделку чтобы сформировать действительный договор. В деле Scammell v Ouston 1941 ответчик желал выкупить арендованный автофургон, но порядок выкупа не был определен. Не были понятны суммы и периодичность платежей. Суд решил, что договора нет из-за неопределенности его положений.

Прямыми являются и положения договора, которые по соглашению сторон могут быть определены в будущем. Например, цена товара может прописываться как рыночная цена на дату поставки или устанавливаться по справедливой цене, определяемой независимым посредником.

Ссылка сторон на некоторые стандартные условия может признаваться неуместной и не приниматься во внимание. В деле Nicolene v Simmonds 1953 истец отправил оферту ответчику о покупке стальных прутьев. В присланном акцепте ответчик указал, что применяются обычные условия акцепта. Ответчик не исполнил поставку и ссылался на отсутствие договора. Суд решил, что договор был заключен, а слова об обычных условиях акцепта не должны приниматься во внимание, поскольку обычных условий акцепта не бывает в принципе.

Косвенные положения. Бывает, что положения договора прямо не прописаны сторонами. Это могут быть дополнительные положения, следующие из закона, обычая или решения суда, толкующего намерения сторон. Иногда косвенные положения сильнее прямых положений, например, когда они следуют из закона.

  • Обычные косвенные положения. Такие косвенные положения применяются лишь при условии, что они не противоречат прямым положениям договора. В деле Hutton v Warren 1836 ответчик-арендодатель направил истцу-арендатору уведомление о выселении. При этом он потребовал, чтобы арендатор продолжил обработку земли до конца срока аренды. Арендатор в ответ запросил справедливый вычет из арендной платы своих издержек на семена и труд, от которых он не получит выгоды из-за прекращения аренды. Суд решил, что по обычаям арендатор должен продолжать возделывание земли до конца срока аренды. Суд также поддержал право на справедливый вычет. Другое дело (Les Affreteurs v Walford 1919) подтверждает приоритет прямых положений на обычными. Договор аренды (чартер на корабль) предусматривал уплату комиссии 3% в момент подписания чартера. По обычаям комиссия уплачивалась позднее. После подписания чартера корабль был реквизирован французским правительством, так что арендатор не смог воспользоваться правами аренды. Суд поддержал обязанность арендатора уплатить комиссию согласно прямому положению договора, потому что оно перевешивало обычное косвенное условие.
  • Законные косвенные положения. Они могут быть диспозитивными или императивными. Диспозитивными являются положения, которые закон позволяет вычеркнуть по договоренности сторон. Остальные законные косвенные положения являются императивными. Например, императивными являются положения о защите покупателей, установленные Законом о продаже товаров 1979 года.
  • Судебные косвенные положения. Положения могут следовать из решения суда о намерении сторон руководствоваться ими. В деле The Moorcock 1889 владельцы верфи договорились о швартовке корабля для разгрузки. Было известно, что при низком уровне воды киль корабля касается тины на дне. При отливе корабль наскочил на кряж, скрытый под тиной и был поврежден. Суд решил, что несмотря на отсутствие прямых положений о гарантийных обязательствах стороны знали, что корабль будет пришвартован на верфи, а значит исходили из косвенного положения о безопасности верфи.

Часто косвенными положениями суды признают пункты, которые стороны считали излишним прямо предусмотреть и которые необходимы для практической реализации договора. Выявить такое косвенное положение помогает тест прохожего: если бы, став свидетелем переговоров, прохожий предложил сторонам согласовать такое косвенное положение, стороны ему бы ответили: «Зачем? Это и так ясно».

Другим типом судебных косвенных положений являются необходимые производные обязательства («necessary incident») отдельных видов договоров. В деле Liverpool City Council v Irwin 1977 ответчик арендовал помещения без формального договора. Спор возник из-за одностороннего отказа ответчика от аренды со ссылкой на неработающие лифты и неосвещенные лестницы. Суд поддержал арендатора, так как аренда помещений была возможна лишь с использованием лестниц (лифтов), а значит обязательство арендодателя поддерживать их исправность являлось необходимым производным обязательством. Подобные судебные косвенные положения распространяются на будущие договоры такого же типа.

Условия, гарантии и непоименованные положения («conditions, warranties, innominate terms»)

Пункты-положения договора после отграничения от простых заверений могут быть дальше разбиты на условия и гарантии. Условие – это жизненно необходимое (существенное) положение, первопричина договора, тогда как гарантии – второстепенные для основной цели договора положения. Это различие влияет на средства защиты: нарушение условий позволяет отказаться от договора, а нарушение гарантий нет. Если же сторона не желает аннулировать договор, а ищет только убытков, то разница не имеет значения: убытки могут взысканы в обоих случаях.

В деле Poussard v Spiers 1876 истец согласилась исполнять цикл опер, но заболела и пропустила премьеру и несколько следующих выступлений. Ответчик нашел замену на весь цикл опер. Когда истец выздоровела, ответчик отказался от ее услуг на остававшуюся часть цикла опер. Суд решил, что пропуск премьеры является нарушением условия договора, которое позволяет ответчику аннулировать договор на оставшиеся выступления.

Напротив, в деле Bettini v Gye 1876 оперный певец был нанят для цикла выступлений в Лондоне и должен был приехать на репетиции за шесть дней до премьеры. Но певец из-за болезни приехал позднее – за три дня до премьеры. Ответчик отказался от услуг певца. Суд решил, что нарушено второстепенное положение договора.

Существенность условию может быть придана прямым положением договора. Также она может следовать из законных и судебных косвенных положений (например, из Закона о продаже товаров 1979 года, судебных дел The Mihalis Angelos 1971 или Bunge Corporation v Tradax SA 1981).

Непоименованные положения договора. Иногда нарушение гарантий связано с катастрофическими последствиями, но суды традиционно отвергали ссылку потерпевшей стороны на аннулирование договора, если нарушение касалось условия, непоименованного в качестве условия. Со временем эта несправедливость была несколько смягчена судебной практикой. Так, потерпевшая сторона вправе отменить договор, если нарушение непоименованного положения лишает ее подавляющего большинства договорных выгод. В деле Hong Kong Fir Shipping Co Ltd v Kawasaki Kisa Kaisha Ltd 1962 ответчик арендовал судно на 2 года. Положение договора гласило, что истец предоставит судно «во всех отношениях пригодное для обычной перевозки грузов». Но из-за возраста судна и недостаточной квалификации экипажа первый рейс корабля из Ливерпуля в Осаку был отложен на полгода. Ответчик вознамерился отказаться от договора, на что истец прореагировал иском о нарушении договора. Ответчик возражал, что было нарушено договорное условие. Суд решил, что положение чартерного соглашения о «мореходности» было непоименованным и, вдобавок, сложным, чтобы автоматически отнести к его к одной из двух категорий — условиям либо гарантиям. Корабль все же был пригоден для плавания 1,5 года из 2. Поэтому нарушение не было настолько существенным чтобы оправдать отказ ответчика от договора.

(Примечание Белых Д.Г.: в контексте российского права, наиболее близкими к термину «conditions» представляются положения обусловленного исполнения обязательств – ст.ст.327.1 и 328 ГК РФ. Важно на этапе переговоров выделить и прямо прописать, какие действия и обстоятельства считаются условиями исполнения\ изменения обязанностей; а также указать, что их неисполнение влечет досрочное прекращение договора с учетом ст.393.1 ГК РФ. При несоблюдении таких условий можно будет отказаться полностью\ частично от исполнения обязанностей без обращения в суд. Это отвечает современным подходам Contract management: договор нельзя рассматривать как сугубо юридическое оружие (“legal weapon”), потому что судебные разбирательства неэффективны, влекут для фирмы убытки и потерю выручки по некоторым подсчетам до 9,2%. Но дополнительно пункты про договорную ответственность, конечно, должны быть предусмотрены все равно.)

Пункты об ограничении ответственности («exclusion clauses»)

Ключевыми источниками регулирования пунктов об ограничении ответственности являются Закон о нечестных договорных условиях 1977 года и Закон о правах потребителей 2015 года. Но общее право также должно учитываться. Например, если такой пункт не был надлежаще инкорпорирован в договор, то он может быть признан ничтожным без нужды обращаться к законам. Хотя многие из положений общего права по рассматриваемому вопросу были перенесены в законы, их желательно понимать для лучшего уяснения норм законов.

Обычно пункт об ограничении ответственности – это пункт, намеренный полностью исключить ответственность либо ограничить убытки, либо наложить другие обременительные условия.

Подобные пункты зачастую вызывали особую критику в договорах между производителями/торговцами и гражданами-потребителями. Продавец накладывает стандартные условия, которые покупатель может не понимать, но вынужден акцептовать, если хочет купить товар. Подобные стандартные формы договоров порождают вопросы по пунктам об ограничении ответственности наиболее часто.

Суды обычно пытаются защитить потребителей от жестких последствий пункта об ограничении ответственности двумя способами:

  • Такие пункты должны быть надлежаще инкорпорированы в договор чтобы получить юридическую силу. Право стремится защитить стороны (обычно слабую сторону договора) от полного эффекта пункта об ограничении ответственности. Тест надлежащей инкорпорированности проводится с позиций «буквы закона». При неясностях пункт может быть исключен из договора. Такие неясности могут возникать при нарушении следующих требований:

(1.1) документ, содержащий пункт об ограничении ответственности, должен быть подписан стороной. Если сторона подписала документ, содержащий положение, она считается согласившейся на это положение, даже если не прочитала документ. Но это не применяется, если сторона, вручающая договор для подписания, вводит в заблуждение о правовых последствиях положения. В деле L’Estrange v Graucob 1934 ответчик продал игровой автомат владельцу магазина на условиях, которые исключали нормальные права по Закону о продаже товаров 1893 года. Истец подписал договор купли-продажи, где содержался пункт, написанный разборчивым, но мелким шрифтом. Суд решил, что пункт обязателен для истца, так как он подписал его. Не имело важного значения, что к этому пункту не привлекалось внимание истца. В деле Curtis v Chemical Cleaning Co 1951 истец отнесла платье в химчистку. Ее попросили подписать чек, на котором был пункт об ограничении ответственности, в том числе на истца переносился риск повреждения бусин и блесток на платье. На самом деле в этом документе был пункт, что компания не несет ответственности за любой вред, как бы он ни был причинен. В процессе чистки на платье образовались пятна. Суд решил, что ответчик не может полагаться на дисклеймер, так как он ввел в заблуждение истца. Она могла предполагать, что принимала риск повреждения только бусин и блесток.

(1.2) неподписанный пункт об ограничении ответственности должен содержаться в документе, являющемся неотъемлемой частью договора (должен быть доведен до сведения стороны подчеркнуто заметно и заблаговременно). В деле Chapelton v Barry UDC 1940 истец увидел рекламное объявление о прокате шезлонгов и взял пару кресел. Ему выдали чек, на обороте которого был дисклеймер об отказе от ответственности. При использовании один из шезлонгов сломался, причин вред истцу. В суде ответчик ссылался на пункт об ограничении ответственности. Суд проигнорировал этот пункт, так как было неразумно ожидать его наличие на обороте чека — в рекламном объявлении это не было упомянуто. Напротив, в деле Thompson v LMS Railway 1930 женщине был причинен вред при сходе с поезда на платформу. Она ехала по экскурсионному билету, который содержал надпись: «Экскурсия: условия смотри на обороте». На обороте была отсылка к условиям, вывешенным на табло расписания. Такие табло были заметно размещены на платформе и содержали пункт об ограничении ответственности. Суд признал силу пункта об ограничении ответственности, поскольку он был надлежаще сообщен истцу. В деле Olley v Marlborough Court 1949 муж и жена приехали в гостиницу, заплатив авансом. Зайдя в спальню, они обнаружили уведомление на стене, которым гостиница снимала с себя ответственность за утрату ценностей, не отданных менеджменту на безопасное хранение. Жена закрыла комнату и отдала ключ администратору. Вор украл меховые изделия жены из комнаты. Суд решил, что гостиница не могла полагаться на дисклеймер, так как он был сделан позднее заключения договора. В деле Thornton v Shoe Lane Parking Ltd 1971 истец припарковал машину на автоматической парковке ответчика. Он видел вывеску, что все машины припаркованы на риск владельца и когда получил билет, не стал читать текст на нем. Там оказалась ссылка на объявления, размещенные не очень заметно на стенах помещения – в этом объявлении был пункт об исключении ответственности как за имущественный вред, так и вред жизни и здоровью. Когда истец вернулся за машиной, произошла авария, в которой ему был причинен тяжкий вред здоровью. Суд решил, что ссылка на пункт об ограничении ответственности была получена слишком поздно чтобы сформировать положения договора. В любом случае было неразумно сообщать об ограничении ответственности за вред личности в такой незаметной форме. Нужно отметить, что Закон о нечестных условиях договора 1977 года сделал пункты об ограничении личной ответственности ничтожными в любом случае.

Из нормы о заблаговременном уведомлении о дисклеймере есть исключение для постоянных отношений сторон. Так, в деле J Spurling Ltd v Bradshaw 1956 ответчик сотрудничал со складом много лет и отдал на хранение восемь бочек апельсинового сока. Через несколько дней он получил документ, подтверждающий принятие на хранение и исключающий ответственность за вред, причиненный по неосторожности. Когда он забирал бочки, они оказались пустыми. Ответчик отказался платить. Суд решил, что это было действительное положение, так как оно доводилось до сведения и ранее, в ходе предыдущих сделок сторон. И не важно, что ответчик не читал документы.

Постоянными отношениями сторон не считаются сделки от случая к случаю. В деле Hollier v Rambler Motors 1972 три или четыре раза за пять лет отдавал машину на ремонт в гараж. Каждый раз он подписывал форму с пунктом об ограничении ответственности за вред, причиненный пожаром. По небрежности работника в гараже случился пожар, и машина истца была повреждена. Ответчик утверждал, что дисклеймер сформировался постоянными отношениями сторон. Суд встал на сторону истца. Гараж был признан ответственным за вред, так как отсутствовали доказательства принятия истцом пункта об ограничении ответственности в качестве длящегося пункта договорных отношений сторон.

(1.3) обременительные положения должны быть наглядно и заметно доведены до сведения другой стороны. В деле Interfoto Picture Library Ltd v Stiletto Visual Programmes Ltd 1988 несколько диапозитивов было отправлено ответчику с накладной, на обратной стороне которой были написаны договорные положения. Пункт, написанный мелким шрифтом, указывал, что за каждый день просрочки взимается плата в размере 5 фунтов плюс НДС. Диапозитивы были возвращены с 14-дневной просрочкой. Суд решил, что положение было обременительным, и ответчик не был наглядно и заметно уведомлен. Суд уменьшил размер платы в десять раз чтобы он более справедливо отражал размер ущерба, причиненного истцу просрочкой.

  • Пункты об ограничении ответственности должны толковаться ограничительно, что может предотвратить применение положения. Но такой подход действует, если пункт двусмыслен. Ограничительное толкование исходит из двух основных презумпций:

(2.1) Презумпция сохранения неосторожной ответственности. Например, в ранее рассмотренном деле Hollier v Rambler Motors 1972 пункт договора мог толковаться двояко: (а) устраняет только невиновную ответственность либо (б) устраняет и невиновную, и неосторожную ответственность. Суд выбрал узкое толкование (а), то есть сохранил неосторожную ответственность. Таким образом, для устранения неосторожной ответственности пункте об ограничении ответственности должен либо прямо содержать слово «неосторожность» (или синоним), либо иное его толкование невозможно (бессмысленно). В деле Alderslade v Hendon Laundry 1945 истец потребовал убытки с прачечной, потерявшей его платки. Ответчик возражал со ссылкой на пункт об ограничении ответственности определенной суммой. Суд защитил прачечную, решив, что, хотя слова «неосторожность» в пункте договора не было, иное его толкование невозможно (бессмысленно).

(2.2) Презумпция частичного ограничения ответственности. Пункт о полном устранении ответственности может противоречить правилу основной цели договора. Поэтому суд будет предполагать, что это не так и что стороны на самом деле имели ввиду частичное ограничение ответственности.

Суммируя сказанное, формулировка пункта об ограничении ответственности имеет большое значение и должна быть выражено ясно и определенно. Любые неясные пункты будут игнорироваться на основании правила «против сказавшего» («contra proferentum») (Houghton v Trafalgar Insurance 1954). Напротив, тщательно составленная формулировка пункта об ограничении ответственности может устранить практически любую ответственность. В деле Photo Productions v Securicor Transport 1980 ответчик был нанят по договору охранять фабрику истца. Этот договор содержал пункт об исключении ответственности за ущерб, причиненный любым из работников ответчика. Работник вызвал пожар, уничтоживший фабрику и ее содержимое. Истец заявил, что ответчик полностью не исполнил договор, а значит не вправе полагаться на пункт об ограничении ответственности. Суд решил, что пункт об ограничении ответственности сохраняется, потому что нет правила, что такой пункт аннулируется неисполнением договора. Далее, формулировка пункта охватывала причиненный вид ущерба. Пожар случился ранее введения Закона о нечестных договорных условиях 1977 года, значит он не могу применяться к этому случаю. А если бы этот закон применялся, то встал бы вопрос о разумности пункта об ограничении ответственности.

Закон о нечестных договорных условиях 1977 года

(«The Unfair Contract Terms Act 1977»)

Закон о нечестных договорных условиях 1977 года (UCTA) направлен на защиту сторон договора, перечисляя случаи, когда пункт об ограничении ответственности является ничтожны, а когда может быть признан неразумным.

Решая вопрос о действительности договора, приходится делать выбор между свободой договора и защитой сторон от нечестных условий. И никто не спорит, что бизнесмены равной переговорной силы вправе использовать пункт об ограничении ответственности для распределения договорного риска.

UCTA применяется только к предпринимательским договорам (business-to-business). Договоры коммерсантов с потребителями регулируются другим законом — Законом о правах потребителей 2015 года. ЗНДУ не применяется к некоторым договорам, например, договорам страхования и договорам с землей.

UCTA уделяет особое внимание пунктам об ограничении ответственности за нарушение договора, а также за вред по неосторожности.

1). Ничтожность пункта об ограничении ответственности объявляется, если (i) пункт договора устраняет или ограничивает ответственность за неосторожный вред жизни или здоровью; (ii) пункт договора купли-продажи, устраняющий обязательство продавца иметь право на отчуждение.

2). Если пункт не является автоматически ничтожным, то он подлежит тесту на разумность. Положение должно быть честным и разумным с учетом всех обстоятельств, о которых стороны знали или должны были знать в момент заключения договора. Бремя доказывания разумности лежит на стороне, ссылающейся на пункт. В UCTA были включены инструкции того, как определять разумность. Например, суд учитывает следующее:

— сравнительную переговорную силу сторон (сравни с п.3 ст.428 ГК РФ);

— предлагался ли клиенту стимул (например, снижение цены) чтобы убедить принять пункт об ограничении прав;

— знал ли/ должен ли был знать клиент о пункте;

— ожидалось ли практическая выполнимость условия, при наступлении которого ответственность ограничивается (например, условия об уведомлении о дефекте товара в течение короткого промежутка времени);

— имел ли место спецзаказ клиента.

В деле St Albans City and District Council v International Computers Ltd 1994 ответчика наняли оценить численность населения для целей местного налогообложения. Стандартная форма договора содержала пункт об ограничении ответственности суммой 100.000 фунтов. Поставленная ответчиком база данных оказалась неточной, что повлекло убытки в размере 1,3 млн. фунтов. Суд решил, что пункт неразумен. Ответчик не смог оправдать серьезное занижение размера ответственности по сравнению с возможными убытками. Также у них была страховка на 50 млн. фунтов. В итоге истцу присудили убытки в полной сумме.

(Примечание Белых Д.Г.: в контексте российского права действительность пункта об ограничении ответственности также допустима, но не безусловна. Например, ничтожен пункт об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Ограничение в бизнес-договорах невиновной ответственности и неосторожной ответственности обычно возможно, хотя и с оговорками. Например, в 2016 году московские арбитражи поддержали дисклеймер об отказе российской дочки Дойче Банка от ответственности за исполнение поддельной платежки\ исполнительного листа, если подделка не могла быть выявлена «на глаз» без специальной техники. Тем не менее, действительность такого дисклеймера остается сомнительной – истец в том деле не сослался на невозможность полного устранения ответственности. А такой аргумент мог и сработать, по крайней мере, арбитражи Западно-Сибирского округа в 2016 же году признавали, что полное устранение ответственности противоречит букве п.1 ст.15 ГК РФ. Существуют и другие случаи невозможности пункта об ограничении ответственности, которые могут подстерегать как «ожиданно», так и неожиданно. Так, п.2 ст.461 ГК РФ прямо объявляет недействительным пункт договора купли-продажи об ограничении ответственности не титульного продавца. Примером, когда ничтожность пункта об ограничении ответственности прячется за туманными терминами «недобросовестность» или «существо обязательства». Например, существо обязательства мешает ограничить ответственность в договоре перевозки. Таким образом, пункт об ограничении ответственности в договор включать желательно всегда. Он безусловно нужен в каждом бизнес-договоре для определенности предпринимательского риска, особенно применительно к последствиям нарушения фундаментальных условий (conditions) и ответственности по ст.393.1 ГК РФ. Но нужно помнить, что такой пункт может «дать осечку». Поэтому, желательно не только тщательно выверять формулировку пункта, но еще и подстраховываться (в прямом смысле оформить страховой полис, как International Computers Ltd. в соответствующем деле.)

Реклама
%d такие блоггеры, как: